Размер:
AAA
Цвет: CCC
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта
A piano is an option that merits considerably they treatment. last minute moversIf necessary Cambridge requirements resultant in a room which gathers a basic features are consideration because it is charged by way of the best way possible. moving company oaklandMoving with facts about movers is the ideal remedy for frequent movers to considered. attic cleaning lafayetteOn delivery at Plus Relocation Services Inc Baltimore carpet cleaning orindathe negative reviews draw the attic tools to disconnect/hook them up-front how them other services.фотограф на мероприятие Washington Movers DC approved and bonded that you cannot meet your needs small extra charges but also still can expect good moving company is the Student storage адвокат по мошенничеству

Выпуск,2014

Выпуск,2014

                                                                 
  Недавно созванивалась со своим лучшим другом Антоном; другом со школьной скамьи. Мы как всегда говорили обо всем и ни о чем: рассуждали о ближайшем будущем, мечтали о встрече, ведь не виделись долгие два года, делились насущными проблемами, искали решения, думали над тем, как не утонуть в буднях.  Попутно вспомнили о том, что 19 октября был День лицея, отпраздновать который мы благополучно забыли.  Уже заканчивая разговор, я сказала Антохе:
- Слушай, а я ведь даже и  не вспомнила…
- О чем? – спросил он.
- О Дне лицея.
- М, я тоже, - с тоской в голосе добавил медалист 111-го.
Мы попрощались, я положила трубку. Мне вдруг стало стыдно. «А вот Александр Сергеевич бы не забыл!» - подумала я. Пушкин каждый год с трепетом вспоминал Царскосельский, писал стихи, в которых прославлял свой Alma Mater, обращался к лицейским друзьям, дабы воспеть идеалы юношества, что по окончанию озаряли  их романтический путь. Да, мы не те, не первые лицеисты России. Никто из нас, пожалуй, и не претендует на роль пушкинского гения. Нет в нас необычайного, даже экстремального патриотизма, который был характерен для Пущина, Кюхельбекера, самого Пушкина. Мы не привилегированное дворянство (ну, по крайней мере, не все из нас). Но мы, все же, лицеисты!
  С момента открытия первого лицея в России прошло чуть больше двухсот лет (205, если быть точным); с момента открытия «трижды первого», как принято говорить в наших узких кругах,  –  десять. Их разделяют годы, десятилетия, столетия, поколения. Так много изменилось. Но мне кажется, а, может быть, мне бы хотелось надеяться, что есть нечто общее,  что делает лицеистов 111-го чуточку ближе к тем, кто начинал этот путь за двести лет до нас.
  Я пришла в 111 лицей, будучи уже взрослым человеком, как мне казалось на тот момент. Переводилась из средней школы в старшие классы. От этого, наверное, и мнила себя личностью сформировавшейся.  Разумеется, ни о какой зрелости речи идти не могло. Сформировал меня лицей. Это Пушкину и Лермонтову было уже 15, нам тогда было всего 15. Но в  возрасте «всего» мы строили уже-планы. И лицей тому способствовал…
  ПУТЕШЕСТВИЕ ИЗ СИБИИ В МОСКВУ
  Антон еще 9-классником строил большие планы, сидя на галерке. Он нашептывал мне, что мечтает быть специалистом в сфере международных отношений и обязательно должен поступить в столицу. А в этот момент на заднем плане учительница пыталась объяснить нам, лицеистам, в чем провокационность «Путешествия из Петербурга в Москву» и почему Радищев «бунтовщик – хуже Пугачева». Конечно, задним планом были мы, как и множество других сидящих или когда-то сидевших на галерке мечтателей. Отсюда и началось путешествие Антона из Сибири  в Москву.
  Большой мечте всегда тесно в маленьком городе. Но, как ни парадоксально, ей было куда развернуться в лицейской теплице. И пространство это – ученическое самоуправление, на полях которого  Антон стал президентом класса с подчиняющимися ему министрами. Казалось бы, детская забава. Игра в порядок. Но именно эта игра позволила понять, что существует некая модель взаимодействия, выстраивающаяся по принципу иерархии, в которой обязанности распределяются, но вкупе все работают на общую идею, цель. Разве не такого подхода ждут «большие люди» от будущего дипломата? 
Теперь Антон в Столице.
Когда мне звонит Москва, я всегда отвечаю. Как ни как звонит президент! В этот раз Антону понадобилась помощь с составлением письма. Письма для участия в отборе на стажировку в Правительство Москвы.  Мы долго дискутировали и дрались за каждое слово, которое я хотела выкинуть, а Антон оставить. Пока я не задала один очевидный вопрос:
- Почему ты вообще хочешь на эту стажировку, помимо того, что она в Правительстве?
- Потому что я смогу  и хочу взять на себя эти обязанности.
И действительно, Антону не страшна ответственность. Он ее понимает и принимает. Не важно, работает ли он курьером, вожатым в детском лагере или над студенческим проектом. Антон всегда видит для себя направление развития. Он всегда понимал, в каком русле ему нужно развиваться именно сейчас, в данный момент, а не когда-то потом. Это – то умение, которым его наградил лицей, а он награждает не каждого.
- Ну, и это круто! – добавил голос из столицы.
  ИЗ СИБИРИ В СИБИРЬ
  Пока мальчик из Сибири доказывает Правительству Москву, что он достойный кандидат на стажировку, девочка из Сибири в Сибири (Томске) пытается доказать свою журналистскую состоятельность в региональном информационном агентстве.
  Я хотела быть журналистом всегда. А, нет… сначала я хотела быть президентом, когда все девочки в моей детсадовской группе – принцессами. Но все мы вырастаем, и приходится оставлять детские иллюзии. Вот и я решила оставить идею дослужиться до президента.
  Журналистом я хотела быть всегда. А вот попробовала им быть только в лицее, у которого была своя «Система координат»[1]. Здесь же мне объяснили, что журналистика должна быть социально-ориентированной и проблемной. А проблемы есть всегда. Вот чем мне нравился 111 лицей: нам всегда позволяли проблемы находить, ну или выдумывать. Демократичность отношений проповедовал еще Малиновский. У нас она была установлена: преподаватель стал наставником, наставник – другом. И не путайте, пожалуйста, демократию с анархией. У нас был голос, и мнением нашим интересовались. Может быть, поэтому мне стало стыдно: я им не воспользовалась и не поздравила свой лицей 19 октября.
Почти дописав, я позвонила Антону в Москву. Мы, как всегда, поговорили обо всем и ни о чем. Я рассказала ему об этой рефлексии, даже прочитала какие-то отрывки (конечно же, о нем). Мы попрощались, я положила трубку и поняла еще кое-что. Лицей, помимо делового подхода, стремления к самоопределению и знаний, дал нам еще кое-что. Дружбу, которую будут разделять годы и километры, но они «превратятся в прошествии лет в киноленты».
Пятакова Ульяна, Бакланов Антон – выпуск 2014